В Иванове вспомнили золотую эру джаза

37.ru побывал на концерте квартета Алексея Подымкина и американской примы Джонэ Кендрик «Посвящение Билли Холидей» и поговорил с лидером квартета о фильме «Мы из джаза», «музыкальном дошираке» и джазовой аудитории.

25 Февраля 2014 года

Источник: 37.ru

«Билли Холидей — это настоящее явление не только в истории джазовой музыки, но и всей культуры в целом», — уверены музыканты. Ее оригинальная манера пения повлияла на развитие джазового вокала, ее песни до сих пор вдохновляют людей… В том числе они вдохновили Алексея Подымкина и его коллег на создание целой программы. «Конечно, инструменталисты больше всего любят исполнять инструментальные композиции», — заявил Алексей Подымкин в самом начале концерта. Но в этот раз его квартет аккомпанировал (если будет позволено так сказать о виртуозном исполнении классических джазовых композиций) вокалистке Джонэ Кендрик. В 2005 году она получила степень бакалавра музыки в Университете Западного Мичигана и стала лучшей в категории «Джазовый вокал» по опросу критиков журнала «Down Beat», а ее манеру исполнения сравнивают с лучшими образцами «золотой эры джаза». Определенно, Джонэ сумела покорить ивановскую публику проникновенными песнями Билли Холидей «Don’t explain» и «Easy living» и искренними размышлениями «о любви и рыбалке».

37.ru побеседовал с лидером квартета Алексеем Подымкиным перед началом концерта. Конечно, мы не смогли обойти стороной вопрос о том, почему с ними выступает американская певица. Словно мы оказались в фильме «Мы из джаза», где музыканты стараются заполучить в свой коллектив известную зарубежную певицу в исполнении Ларисы Долиной. Алексей, улыбаясь, вспомнил, как еще мальчиком, встретившись с певицей, хотел сыграть с ней песню. Но Долина, увы, так и «не снизошла»… Возвращаясь к вопросу 37.ru, Алексей ответил предельно серьезно и рассудительно:

— Неужели в России нет собственных джазовых исполнительниц?

— Конечно, они есть. Мои любимицы — Алина Ростоцкая и Юлиана Рогачева. Вообще приятно, что наших исполнительниц стало больше, значительно вырос их уровень. Но, к сожалению, надо учитывать специфику нашей публики. Сейчас трудно собрать зал только благодаря российским музыкантами. Вот почему я часто выступаю с зарубежными исполнителями. Это не значит, что у нас таких нет… Но сперва надо привлечь слушателей.

— А кто они, ваши слушатели? Кто сегодня ходит на джазовые концерты?

— Да самые разные. Приятно, что приходит молодежь. В Штатах молодые люди меньше интересуются джазом. А как человеку развиваться, слушая «музыкальный доширак»? Пусть и качественный… Еще приходят бабушки, приводят внуков. Так что аудитория самая разная. Как-то мы играли большой тур и оказались в городе Ирбит, там еще мотоциклы «Урал» делают. И собрали полный зал, даже мэр пришел. А казалось бы — Сибирь.

— Выходит, в джазе нет «ограничений по возрасту»?

— Конечно, нет. Это вопрос не возраста, а подготовки, как Достоевский или Тарковский. Джаз — это ведь не развлекательная музыка. Тут нужен «труд головы».

— Что вы пожелали бы своим слушателям (и нашим читателям)?

— Не замыкайтесь в том, что знаете. Даже если человек слушает хорошую музыку, он часто так и остается в ней, не уходит от этого. Всегда ищите что-то новое.

Автор: Ольга Гуральник

 

Испанские страсти, или Как спеть Пушкина

Источник: 37.ru

19 Марта 2014 года

Ставший уже традиционным фестиваль камерной музыки в этом году открылся произведением весьма необычным: оперой «Каменный гость» Александра Даргомыжского. Ее исполнили артисты Московского оперного театра Российской государственной специализированной академии искусств.

Необычность этого произведения автор осознавал еще в процессе написания: Даргомыжский решил попробовать перенести на оперную сцену классическое творение Александра Пушкина «Дон Жуан, или Каменный гость» из цикла «Маленькие трагедии». Причем композитор не хотел менять написанный поэтом текст, хотя, как правило, при создании опер менялись не только слова исходного произведения, но, зачастую, и сюжет. Все это потребовало нового, необычного построения: вместо привычных для ценителей оперы арий и ансамблей, слушателя ждет «проговаривание нот». Когда слушаешь «Каменного гостя», то иногда замечаешь, что для композитора было важнее передать ощущение живой речи, чем удивить меломанов мелодическими красотами. И если логика музыки мешала ритмике речи-то, судя по всему, Даргомыжский жертвовал первой в пользу второй: временами чувствуется усилие, с которым течение музыки разворачивается в нужном направлении. Единственным исключением стали две песни, которые исполняет Лаура — это именно песни, причем даже тронутые влиянием испанской народной музыки. Здесь композитор проявил изрядное чувство меры: при всем испанском привкусе этих мелодий, в них нет нарочитого ощущения «фолковости», «клюквы». Что касается той постановки, которую увидел ивановский зритель, то в ней было немало интересных находок. Отточенный минимализм декораций позволял использовать их самым разным образом: к примеру, центр сцены украшал… бильярд. Еще до начала спектакля на нем степенно играли два джентльмена, которые позднее оказались гостями на вечеринке у Лауры. И тот же стол, к слову, несколько позднее оказался… любовным ложем героев. Не менее интересно были решены и костюмы героев: они постоянно работали на контрасте, противопоставляя одних персонажей другим. К примеру, в уже упомянутой сцене песен Лаура одета в белое платье, а одна из ее гостей — в ярко-красное, почти вызывающее на фоне хозяйки вечера. При этом само движение актрис по сцене явно выстроено таким образом, чтобы подчеркивать контраст между их героинями. Или возьмите сцену, в которой Дон Жуан встречает дона Карлоса: Карлос, который через несколько мгновений погибнет, одет в непроницаемо черный костюм, а его будущий убийца — так и светится в вечернем сумраке белой рубашкой. С вводом героев тоже были интересные находки. К примеру, Лаура появилась на сцене через зал, а не вышла из-за кулис вместе с остальными — тем самым усиливая вовлеченность зрителя в спектакль. В последнем действии, во время объяснения Дона Жуана с донной Анной, за столом сидит незримый для них и недвижимый свидетель — и только перед самым появлением командора он уходит. Очевидно, он символизирует дух умершего мужа, того самого, который вот-вот явится в обличье Каменного гостя. Перед началом спектакля эксклюзивное интервью нашему порталу дал художественный руководитель и дирижер спектакля, заслуженный деятель искусств Российской федерации Александр Якупов.

— Как известно, закончить работу над оперой Даргомыжский не успел, оркестровку к ней делал Римский-Корсаков. Мы услышим оперу именно в его обработке?

— Нет, мы поставили оперу в инструментовке Михаила Коллонтая, который в 1987 году восстановил оперу, основываясь на дневниках и заметках самого Даргомыжского, убрав все позднейшие добавления.

— Скажите, а как вы относитесь к привнесению в современные постановки, в том числе и оперные, современных влияний — вплоть до лазерных спецэффектов и тому подобного?

— Нужно понимать, что до середины XX века оперный театр, в основном, был дирижерским. Но потом режиссеры начали поиски дополнительных смыслов, их роль стала возрастать. Режиссер, который способен на это, не разрушая при этом собственно текста произведения, — на вес золота. Но с самовыражением режиссера надо быть очень осторожным: когда он бросается во все тяжкие — часто получается смешно. Нам повезло с режиссером, у Бориса Персиянова — музыкальное образование и он не пренебрегает музыкальной интонацией.

Словом, открытие фестиваля получилось удачным. Оно подарило нашим меломанам встречу с необычным произведением в качественной постановке.

Автор: Василий Рузаков

Концерты

ИТ-аутсорсинг, монтаж локальных сетей